Али Гаджиев - персональный сайт

Звучит свирель в лучах восхода 
И, рассекая пустоту, 
Звучит мелодия поэта 
И сердце радуется дню.
Мотив волшебного сонета 
Раскрасил небо в синеву 
И с первым проблеском рассвета 
Закат спасает честь свою.

Звучит свирель в лучах восхода 
И нежной песней поутру 
Звучит мелодия для ветра – 
И дополняет красоту.
Вобрав гармонию от света 
И сокрушая тишину, 
Поет свирель в душе поэта 
И украшает жизнь мою.

Диета Али Галджиева

Главная / Философия / ПОВЕДЕНИЕ

ПОВЕДЕНИЕ

Поведение – одна из форм реализации личности человека в повседневной жизни. В психологии такие термины, как «поведение», «поведенческий акт», «деятельность», «действие», еще недостаточно дифференцированы и часто употребляются как синонимы.

   Понятие «деятельность» значительно шире понятия «поведение» и включает его как составную часть. Поведение – это комплекс ответных реакций, обусловленных действием на организм внешних условий существования, это совокупность поступков по отношению к объектам живой и неживой природы, к отдельному человеку или обществу. Деятельность же всегда связана с трудовым процессом, в результате которого создается продукт труда. С точки зрения бездумно сломанная ветка дерева – результат поведения, а использование той же ветки в качестве колышка для туристской палатки – деятельность. Аналогичным образом свадьба или праздничное застолье – групповое поведение, тогда как производственное совещание или субботник – коллективная деятельность.

   Действие, по определению С. Л. Рубинштейна, составляет и основу поступков, ибо поступок – это действие, которое воспринимается и осознается самим действующим субъектом как общественный акт, как проявление субъекта, которое выражает отношение человека к другим людям. Не заходя глубже в дебри терминологических хитросплетений, констатируем лишь тот факт, что и в основе поведения, и в основе деятельности лежит некий психологический феномен, называемый мотивом. С него-то и следует начать разговор о психологии поведения.

ПРОТИВОБОРСТВО МОТИВАЦИЙ

   Каждый, кто хочет понять поступки другого человека или свое собственное поведение, начинает с поисков причин соответствующих действий, т. е. с мотивов поведения. Эти поиски не представляли бы особой трудности, если бы поведение человека всегда определялось лишь одним мотивом. Многими экспериментами доказано, что и у людей и у животных поведение чаще всего определяется одновременным наличием нескольких мотивов. Но если у животных реакция выбора при действии комплекса раздражителей осуществляется на уровне сложных условных рефлексов, то у человека проявление мотивации опосредствовано функцией сознания, которое представляет высший эволюционный уровень регуляционных механизмов нервной системы. Поэтому у человека определяющую роль в принятии и изменении решений при актуализации того или иного мотива играет так называемый сознательный мотив. Говоря о мотиве как об осознанном побуждении к определенному образу действий, следует иметь в виду, что сам по себе мотив не является причиной целенаправленных действий. Он лишь результат отражения в психике потребностей организма, вызванных внешними или внутренними объективными явлениями.

   В психологии проблема потребностей человека привлекла внимание множества авторов. Известно большое количество различных классификаций потребностей. Имели место попытки вывести все потребности человека из одной, первичной и основной, например, из «либидо», или «стремления к власти», или же из нескольких так называемых «векторов влечений». Создавались классификации потребностей на основе инстинктов.

   Все потребности можно подразделить следующим образом:

1.      Биологические потребности – физиологические (голод, жажда, сон), половые, или сексуальные (потребность размножения), ориентировочные.

2.      Социальные потребности – трудовые, познавательные, эстетические, нравственные.

Различая группы биологических и социальных потребностей, следует иметь в виду, что у человека все потребности социализированы, т. е. все они преломляются через конкретный уровень культуры и социальных отношений. Тем не менее, удовлетворение биологических потребностей остается основным условием сохранения организма и вида.

   Хотя влияние биологических потребностей на организм человека является предметом физиологии, этот вопрос представляет немалый интерес и для психологов.

   Задача психологии состоит здесь в том, чтобы дать читателю тот минимум сведений, который необходим для управления собственным поведением, для самопрограммирования деятельности. Следует признать, что реализация биологических потребностей в повседневной жизни оказывает заметное влияние на течение психических процессов и на личность в целом, будучи связана с одной из важных сторон психической жизни человека. В свою очередь, процессы удовлетворения биологических потребностей зависят от личностных особенностей индивида.

   Самое общее и основное правило рационального отношения человека к биологическим потребностям можно было бы выразить коротко: «Избегай излишеств». Еще большую актуальность имеет данный принцип по отношению к потребности в пище, поскольку исключительное положение человека в мире биологических существ создает весьма благоприятные условия для нарушения указанного правила. Известно, что в животном мире еда «впрок», а поскольку переедание, представляет собой обыденное явление и вызывается условиями существования: поиск пищи связан с большой затратой энергии и не всегда заканчивается положительным результатом. Примерно так же обстояло дело и на ранней стадии развития человечества. Впоследствии планомерное производство продуктов питания привело к тому, что удовлетворение человеком пищевой потребности перестало определяться случайными обстоятельствами. Однако инстинктивное стремление отдать предпочтение переполненному желудку сохранилось в силу большой инертности инстинктивных программ.

   Сегодня уже многих людей настораживают существующие, мягко говоря, просчеты в традиционных подходах к питанию. Только поэтому становятся настолько популярными различного рода диеты и даже методы голодания, придерживаясь которых, если верить их известным и неизвестным авторам, человек обретает безукоризненное здоровье. К сожалению, можно констатировать, что особо усердные приверженцы таких режимов питания и голодания нередко нуждались в последующем восстановлении здоровья в клинических условиях.

   Многие крайности в вопросах питания возникают подчас и по вине представителей официальной медицинской науки. Не раз после выступления тех или иных научных авторитетов в печати объявлялись «великим злом» самые обычные, полноценные и необходимые для правильного питания продукты.

   Но ведь уже у йогов сложилось весьма знаменательное убеждение, согласно которому «человека питает не то, что он ест, а то, что усваивается им». И этот взгляд подтверждается теорией современной психосоматической медицины. Такой взгляд на питание отрицает именно те крайности, которые проповедуются различными школами «чревоугодников» и аскетов. Он не требует голодания, но и с осуждением относится к тем, кто допускает, будто здоровье улучшается от чрезмерно большого количества поглощаемой пищи, или пытается искусственно вызывать аппетит с помощью различных специй и тем более алкогольных напитков. Это значит, что человеку не следует превращаться в маньяка пищи, который взвешивает и измеряет каждый кусок, подносимый ко рту. Гораздо лучше придерживаться лишь основных указанных правил, а затем уж не заниматься этим вопросом и есть с мыслью, что естественная мудрость тела сделает все остальное должным образом.

   Другой вид потребностей – половых – довольно точно охарактеризован Эпикуром, еще в ΙΙΙ в. до н. э. создавшим первую классификацию человеческих потребностей, которая и поныне остается одной из лучших.

   Все желания людей Эпикур разделил на следующие группы: 1) естественные и необходимые (например, желание еды, питья, сна); 2) естественные, но не необходимые (например, половое желание); 3) желания, которые не являются ни естественными, ни необходимыми. К последней группе относятся такие желания, как честолюбие, слова, а также желания, входящие в первые две группы, но дошедшие до патологической интенсивности и ставшие страстями. Наиболее опасной из них после страха перед богами и перед смертью он считал любовь, от которой предусмотрительно предостерегал смертных.

   Таким образом, половая потребность, лежащая в основе любви, является естественной, но не необходимой в том смысле, что неудовлетворение этой потребности не угрожает существованию отдельного индивида; она необходима лишь для сохранения вида. С точки зрения психологии здесь необходимо сделать лишь одно замечание. Современная педагогика делает большую ошибку, явно недостаточно разъясняя особенности женской и мужской психики. А знания такого рода крайне необходимы каждому уже в школьном возрасте, не говоря о более зрелых годах. Человеку, как известно, свойственно стремление к «эмоциональному созвучию» с другим человеком. При этом человек бессознательно пытается перенести свой образ мыслей и чувств на мир того, с кем он стремится установить эмоциональный контакт. И очень часто такие попытки оказываются безуспешными только потому, что он не  располагает знаниями, а, следовательно, не учитывает в процессе общения особенности психики противоположного пола.

   Рассмотрим еще один вид потребностей, которые получили название ориентировочных.

   В структуре ориентировочных потребностей различают три соответствующих вида ориентировочной деятельности: 1) стремление к познанию непонятных для индивида явлений – познавательная потребность; 2) регулирование своих действий не только в соответствии с действительностью, но и в зависимости от эмоциональных отношений других людей – потребность в эмоциональном контакте; 3) стремление соотносить ценность собственной личности с различными уровнями коллективных и общечеловеческих ценностей – потребность смысла жизни.

   Реализация ориентировочных потребностей в целом позволяет человеку ориентироваться в окружающей природной и социальной среде. При этом оценка складывающейся обстановки происходит не только с учетом предметных соотношений, но и с помощью абстрактных понятий, что позволяет не ограничиваться констатированием событий, а и предвидеть и планировать их.

   Ориентирование человека в общественной, социальной среде строится не только на чисто интеллектуальной оценке обстановки; оно обязательно включает эмоциональное отношение к действительности, в том числе и эмоциональное отношение к действительности, в том числе и эмоциональный отклик на состояние другого человека. Интересно, что это психическое качество может быть хорошо развито даже у людей со сниженными умственными способностями и полностью отсутствовать у выдающихся интеллектуалов. Именно оно помогает понять, почувствовать состояние другого человека и тем самым облегчает осущестление совместных действий. Таким образом, потребность эмоционального контакта с людьми представляет собой важную часть ориентировочных потребностей. Она не только облегчает ориентирование в социальной среде, но и позволяет более эффективно планировать и реализовать повседневное поведение человека в обществе.

   Содержание мотива поведения складывается из двух элементов: из программы и цели деятельности, которые должны быть тесно связаны друг с другом, так как программа уточняет те средства, с помощью которых может быть реализована цель. Поэтому очень важно, чтобы цель «оправдывала» средства, предусматриваемые программой. В противном случае программа может стать тормозом к достижению цели.

УПРАВЛЕНИЕ ПОВЕДЕНИЕМ

   Человеческая жизнь проявляется в поведении и деятельности. Сложное взаимопереплетение этих форм активности часто приводит к тому, что их трудно бывает вычленить и разграничить.

   Человеку свойственно рассудочное поведение. Это значит, что его поступки, составляющие характер поведения, определяются интеллектуальным «высвечиванием» существующих между предметами связей и отношений.

   Простейшие формы поведения, как известно, основаны на инстинктивных действиях, элементы рассудочного поведения появляются в тех случаях, когда поведение опирается на отражение соотношения между предметами, и в особенности при использовании предметов в качестве орудий.

   Многие наши поступки и особенности поведения со временем становятся привычками, т. е. автоматическими действиями. Автоматизируя наши действия, привычка делает движения более точными и свободными. Она уменьшает степень сознательного внимания, с которым совершаются действия.

   Учитывая важное свойство нервной системы легко формировать и закреплять привычки, даже если они являются ненужными и вредными, можно смело утверждать, что процесс рассудочного управления привычками есть, по существу, управление поведением. Ведь даже вредные привычки, явно наносящие ущерб здоровью организма, со временем начинают восприниматься как нормальное явление, как нечто необходимое и приятное. И смысл управления поведением заключается в том, чтобы вовремя заменить предпосылки к образованию ненужной или вредной привычки и устранить их, дабы не оказаться у нее в плену.

   Руководить привычками, формировать только полезные для развития личности, для здоровья и повседневной деятельности привычки – значить сознательно и целенаправленно совершенствовать стиль своего поведения. Только в этом случае нервная система человека становится его надежным другом, а не врагом.

   В психологии на этот счет установлены следующие правила.

   1.   Человек, пожелавший освободиться от старой привычки и выработать новую, должен сформировать для себя твердое и бесповоротное решение действовать в намеченном направлении. Пока такое решение не принято, он не сможет развить достаточных усилий для работы над собой. Принятое решение сформирует в нервной системе необходимый энергетический центр, который будет обеспечивать последующую деятельность по реализации решения.

   2.  На первых порах не следует подвергать волю слишком тяжелым испытаниям, и поэтому необходимо избегать тех условий, в которых старая привычка станет проявляться с особой настойчивостью. Наоборот, вначале лучше намеренно создать такую обстановку, которая благоприятствовала бы формированию и поддержанию новой привычки. Тем самым с каждым новым днем соблюдения нового режима вероятность его нарушения будет в значительной степени снижаться.

   3.  Очень важно ни разу не отступать от соблюдения новой привычки до тех пор, пока не закрепится в такой степени, что ее случайное нарушение уже не будет представлять опасности. Постоянство тренировок – важнейшее условие непогрешимой и надежной деятельности нервной системы. В период, когда еще имеет место своеобразная борьба привычек, всего важнее обеспечить одной из них непрерывный ряд побед, пока благодаря их повторению новая привычка не укрепится настолько, что сможет успешно преодолевать старую при любых условиях. Важно при этом помнить, что одна победа дурной привычки уничтожает результаты многих побед хорошей.

   4.   Необходимо использовать каждый благоприятный случай в повседневной жизни для того, чтобы действовать в направлении, подсказанном разумными доводами, моральными чувствами. Решения или стремления оставляют в нервной системе заметный след не сами по себе, а лишь тогда, когда они выливаются в определенные действия, становясь актами рассудочного поведения. Когда высоконравственное решение не завершается необходимым действием, человек не только обедняет свою личность, лишаясь «доброго дела», но и вместе с тем создает в нервной системе «внутренние барьеры» для совершения таких действий в будущем. Именно таким образом формируются бесплодные мечтатели и «высокочувствительные» натуры, которым за всю жизнь не удается сделать ни малейшего шага в направлении своей мечты или доброго намерения.

   В качестве обобщения вышесказанного можно выдвинуть следующее положение: эффективность управления поведением обеспечивает живая способность к внутренним усилиям, пусть небольшим, но ежедневно упражняемым. Проявление человеком своеобразного аскетизма и «героизма» а мелочах повседневности приучает его психику к самоуправлению, к систематической самоорганизации поведения. Такой человек может быть уверен в том, что при появлении необходимости преодолеть настоящие жизненные трудности он найдет в себе достаточно сил для этого.

   Характеризуя стресс как неспецифический ответ организма на любое предъявляемое ему требование, при этом не имеет значения, приятной или неприятной ситуацией он вызывается: важна здесь лишь интенсивность потребности, а перестройке или адаптации. В повседневной жизни термин «стресс» почему-то обязательно связывается с неблагоприятной для организма реакцией. На самом деле деятельность, сопровождаемая стрессом, может быть и приятной, и неприятной. Вредоносный же и неприятный стресс называют дистрессом.

   Нормальная жизнедеятельность человека немыслима без определенной степени нервно-психического напряжения. Каждому человеку свойствен свой оптимальный тонус. Каждый человек должен изучить себя и найти тот уровень стресса, при котором он чувствует себя наиболее «комфортно», какое бы занятие он ни избрал. В противном случае может развиться дистресс безделья или дистресс перегрузки. Специалистам известно, что «стресс рухнувшей надежды» со значительно большей вероятностью, чем стресс от чрезмерной мышечной работы, приводит к заболеваниям.

   Физические нагрузки успокаивают и даже помогают переносить душевные травмы. Стресс, падающий на одну систему, помогает отдыхать другой. Работа так же нужна человеку для нормальной жизнедеятельности, как нужны воздух, еда, сон, общение.

   Поведение людей, их деятельность, в конечном счете, направляются на осуществление целей жизни. Более или менее осознаваемая цель жизненно необходима человеку для сохранения его душевного равновесия.

   Многие распространенные болезни психогенного происхождения могут быть результатом того, что человек взвалил на себя непосильную ношу. Вместо лечения здесь нередко бывает можно помочь самому себе более действенным путем, а именно – выяснить, что послужило фактором дистресса: напряженные отношения в семье, на работе или просто чрезмерное желание всегда быть правым. Наиболее действенный и приятный стиль поведения – уметь сочетать интересы личности и меньшинства с интересами большинства.

   Для «поддержания формы» нужно упражнять ум и тело. Бездеятельность закрывает все пути для реализации врожденного стремления творить, созидать и вызывает «дистресс бесцельности существования». Упорная работа ради того, к чему стремится человек, не приносит вреда.

   Стресс неудач и «рухнувших надежд» особенно вреден. Абсолютное совершенство невозможно, но в каждом виде достижений есть своя вершина и необходимо стремиться к ней.

   Постоянное сосредоточение внимания на светлых сторонах жизни и на действиях, которые могут улучшить положение, не только сохраняет здоровье, но и способствует успеху. Ничто не обескураживает больше, чем неудача, ничто не ободряет больше, чем успех.

ПРЕОДОЛЕНИЕ КРИТИЧЕСКИХ СИТУАЦИЙ

   Критические ситуации в самом общем виде можно охарактеризовать как ситуации, порождающие дефицит смысла в дальнейшей жизни человека. Л. Н. Толстой в «Исповеди» прекрасно показал, что утрата смысла жизни равносильна для человека смерти.

   Вопрос о смысле жизни человека – ключевая мировоззренческая проблема, имеющая ряд аспектов: философский, социологический, этический, социально-психологический.

   Уровни осознания человеком смысла своей жизни могут быть различными: от самых общих представлений до ясного понимания конкретных задач своей сегодняшней и завтрашней деятельности.

   Исторический опыт свидетельствует, что чем более общественно значим и осознан смысл жизни человека, тем более предсказуемо его поведение, тем более устойчив он в критических ситуациях.

   Современная психологическая наука различает четыре ключевых понятия, которыми можно описать критические жизненные ситуации.

   Стресс – неспецифическая реакция организма на ситуацию, которая требует большей или меньшей функциональной перестройки организма, соответствующей адаптации. Естественная природа стрессовых реакций проявляется в том, что жизнь без стресса немыслима. Важно иметь в виду, что любая новая жизненная ситуация вызывает стресс, но далеко не каждая из них бывает критической. Критические состояния вызывает дистресс, который переживается как горе, несчастье, истощение сил и сопровождается нарушением адаптации, контроля, препятствует самоактуализации личности.

   Фрустрация – определяется как состояние, вызванное двумя моментами: наличием сильной мотивированности достичь цель и преграды, препятствующей этому достижению. Если иметь в виду выраженность данного состояния, то следует говорить о различных степенях перехода ситуации затруднения деятельности в ситуацию, когда трудность оказывается непреодолимой. С точки зрения нарушений в сфере поведения фрустрация может проявляться на двух уровнях: как утрата волевого контроля или же, как снижение степени обусловленности сознания адекватной мотивацией.

   Конфликт как критическая психологическая ситуация предполагает наличие у человека довольно сложного внутреннего мира и актуализацию этой сложности требованиями жизни. В случае конфликта именно сознание должно соизмерить ценность мотивов, сделать между ними выбор, найти компромиссное решение. С критической же ситуацией мы имеем дело тогда, когда субъективно невозможно ни выйти из данной конфликтной ситуации, ни найти приемлемого решения, в результате чего сознание капитулирует перед неразрешимой задачей.

   Кризис характеризует состояние, порождаемое вставшей перед индивидом проблемой, от которой он не может уйти и которую не может разрешить в короткое время и привычным способом. Различают два типа кризисных ситуаций в зависимости от того, какую возможность они оставляют для человека в реализации последующей жизни. Кризис первого типа представляет собой серьезное потрясение, сохраняющее определенный шанс выхода на прежний уровень жизни. Ситуация второго типа – собственно кризис – бесповоротно перечеркивает имеющиеся жизненные замыслы, оставляя в виде единственного выхода из положения модификацию самой личности и ее смысла жизни.

   Критические ситуации, если пойти от сравнительно легких до самых трудных их форм требуют от человека различной внутренней работы. Разного рода стрессовые реакции часто проявляются в виде предельной активации внутренних ресурсов личности, отстаивающей свои прежние возможности реализации жизненных замыслов. Более трудные жизненные ситуации могут потребовать от человека пересмотра уровня своих жизненных притязаний и одновременной реконструкции своего Я.

   Реальный процесс преодоления критических ситуаций чаще всего включает в себя несколько типов переживаний, действие которых представляется комплексно или же в виде последовательной смены одного другим. От того, какой тип переживаний доминирует, зависит степень сохранности личности после выхода из критических обстоятельств.

   У людей пожилого возраста больше предпосылок для возникновения кризисных обстоятельств. В пожилом возрасте ухудшается процесс приспособления к новым условиям, труднее меняются привычные жизненные стереотипы, снижаются память и внимание. В этом периоде жизни чаще дают о себе знать те или иные нарушения со стороны внутренних органов, понижается общая работоспособность. Пожилому возрасту свойственна обостренная чувствительность к проявлениям внимания, заботы. Как видим, причин для снижения устойчивости к критическим ситуациям немало.

   Принято считать, что «непереходный», средний возраст не имеет проблем, связанных с физиологией, и потому наиболее устойчив к критическим ситуациям. Но, по-видимому, следует поверить Байрону, который так характеризовал этот период жизни:

     И средние века не так страшны,

     Как страшен средний возраст нашей жизни.

     То глупы мы, то мудры, то смешны

     И с каждым днем становимся капризней.

   Как видим, проблема переживания критических ситуаций актуальна для любого возраста. Это утверждение тем более справедливо, если иметь в виду, что критические ситуации порождаются не только отрицательными экстремальными событиями. Так называемые положительные ситуации также ставят перед человеком задачу переживания, поскольку, реализуя одну жизненную необходимость, они часто нарушают ход реализации других, что нередко порождает критические затруднения.

   Частым случаем преодоления критических ситуаций является психологическая перестройка личности – одна из сторон психической деятельности, которая, а определенные периоды жизни каждого человека оказывается особо актуальной. Радикальным видом психологической перестройки является переосмысливание жизненного пути. Такого рода перестройка – нелегкий нервный труд, а иногда и серьезное испытание для человека.

   Способность человека противостоять неврозообразующим факторам получила название барьера психической адаптации. Он характеризует все потенциальные возможности осуществления человеком адекватной и целенаправленной психической деятельности. При этом человек использует все резервные возможности и может выполнять сложнейшую деятельность, предвидя и контролируя свои поступки и не испытывая тревоги, страха и растерянности, препятствующих адекватному поведению.

Читать далее
Рейтинг@Mail.ru © Все права защищены. Али Гаджиев 2017. Карта сайта | Друзья | О Сайте | kuponlar.ru